Си Цзиньпин «открывает дверь» для войны с Тайванем





В 1992 г. на встрече в Сянгане представители двух берегов Тайваньского пролива достигли договоренности «единого Китая, разных интерпретаций власти». Тогда две негосударственные организации пришли к консенсусу в вопросе единого Китая. При этом в протокол записали, что под единым Китаем каждая из сторон подразумевает свою собственную интерпретацию.

В результате между материком и островом появилось прямое регулярное воздушное и морское сообщение, туристы с материка потянулись в Тайвань, а тайваньский бизнес стал развиваться в разных уголках материкового Китая.

И вот в своем выступлении Си Цзиньпин, похоже, пересмотрел консенсус 1992 года: он призвал Тайвань признать необходимость объединения с материком в соответствии с концепцией Пекина «одна страна, две системы», которая на Тайване чрезвычайно непопулярна. Речь Си, кажется, отражает потерю веры в Пекине в перспективы  мирного урегулирования.

Пекин однажды предположил, что тайваньцы в конечном итоге решат воссоединиться с материком. Но сегодня его речь вызвала редкое единство партий в политическом спектре Тайваня, которые, вместе с президентом, отклонили предложение Си.

Опрос, проведенный в период с 27 по 28 декабря прошлого года, показал, что 81,2% тайваньцев не могут согласиться с консенсусом 1992 года. Другое исследование, опубликованное в августе прошлого года Национальным университетом Чэнчи, показало, что подавляющее большинство тайваньцев хотят сохранить свою индивидуальность, и только 3 % респондентов в настоящее время желают объединения.

Пересматривая консенсус 1992 года, Си, возможно, закрыл дверь для переговоров, если он будет вновь избран во власть на президентских выборах 2020 года.

Все китайские лидеры стремились воссоединить Тайвань с материком, но ни один из них не был таким нетерпеливым. Си назвал это стремление «неизбежным требованием» своей политически амбициозной программы «национального омоложения». Он считает, что «проблему» нельзя откладывать для другого поколения, и призывает военных быть готовыми вести «кровопролитные бои» за каждый «дюйм» своей территории.

Своим заявлением Си возродил стратегию гражданской войны, объявив неизбежность воссоединения и угрожая, что «сепаратистские» настроения или иностранная интервенция будут встречены силой.

Реальность в том, что 40 лет усилий не сократили политический разрыв в проливе шириной 180 км, а расширили его. Действительно, сейчас это самая опасная в мире территория возможного конфликта.

Когда дверь для переговоров закрывается, открывается дверь для войны.